Кумашка


Cоюзу чувашских краеведов - 100 лет
09.04.2021 18:07

Союзу чувашских краеведов - 100 лет

(размышления после собрания)

  В конце марта, 27 числа, в Национальной библиотеке состоялось годовое собрание чувашских краеведов. Краеведы люди пытливого характера, они не отягощены политическим гнётом, каждый имеет своё личное мнение на события, порой отчаянно аргументируя свою позицию. И в этот раз тоже разгорелся жаркий спор вокруг истории становления Союза краеведов по выступлению учёного из института Гуманитарных Наук Евгения Михайлова и Новочебоксарского оппонента краеведа Риммы Альтиной. Предложила организовать музей в доме первого инициатора создания общества изучения родного края Николая Неверова в д. Каркасы около д. Типсирма.

  Они и задали тон собранию, вгорячах досталось и председателю союза Сергею Сорокину, кстати, создавшему очень даже неплохой музей почтового тракта близ деревни Большой Сундырь и главного спонсора многих мероприятий, за скромную разговорную практику на чувашском языке. Но он одно предложение всё же аккуратно произнёс.

Шемуршинский активист Владислав Ларшников предложил поощрять юных краеведов недорогими памятными медалями, значками, изыскивая средства в администрациях, т.к. у общественных организаций денег нет.

Конечно же, не обошли вниманием новомодную тему «Сурского рубежа», высказывая критику за искажения фактов, излишнюю шумиху, возведение дорогущих монументов, притом странной архитектуры, как на «казанском обводе». Люди строили оборонительные сооружения, рыли окопы по разнарядке под страхом сурового наказания. Конечно было тяжело, когда у колхозников на свои дела по обеспечению Красной Армии продовольствием, по лесозаготовке не хватало людей. Вот выдержки из протокола собрания Нижнекумашкинского сельского Совета №9 от 21 сентября 1942 года: «Слушали: О высылке 100 человек рабочих на ремонт тылового оборонительного рубежа. Решили: Выслать на ремонт оборонительного тылового рубежа из единоличников – 45 человек, из колхоза «Волга» - 10 человек, «1-ое Мая» - 20 человек, «Красный Пахарь» - 25 человек. Обязать председателям колхозов и сельсовета организованно представить рабочих и сдать полностью в 20 комендатуру». Видно, что на окопы отправляли «несознательных» граждан. О добровольцах не упоминается.

А вот выписка из протокола №1 от 5 января 1942 г. (колхоза им. Чапаева д.Вторые Ялдры:

«Контрольный план лесозаготовок надо взять всеми силами и выполнить в кратчайший срок. Назначенные члены по заготовке три дня работают три дня живут дома, этого делать нельзя, работать на заготовки безоговорочно, а уклоняющих будем судить как злоумышленно уклоняющихся от военного спецзадания». А лес рубили тогда исключительно двуручными пилами, брёвна вытаскивали и складывали вручную. Эта работа была более трудной и более опасной!

Кстати, и не было сорокаградусной зимы в наших краях, мучила людей необустроенность, недоедание, они заболевали чирьями…

Выступившая на собрании женщина из Козловского района привела возмущение своей матери ее словами: «вредительство было». Всякое бывало в военное лихолетье, но я бы назвал это буднями суровых военных дней.

Было-ли рытьё окопов героизмом? Больший во сто крат героизм показывали колхозники (я это подчёркиваю!) в течении всех годов войны и даже в послевоенные четыре-пять лет, вот их ежедневный трудовой подвиг достоин безусловного восхищения и славы! «А про них почему-то совсем не говорят «ура - патриоты»», - заметил депутат Верховного совета ЧАССР 12-го созыва Лосев А.С. после собрания.

Я родился и вырос в деревне, расположенной в десяти километрах от р.Сура. Туда ежегодно в мае водили нас, школьников, учителя с ночёвкой. Проходили мы и через заросшие травой, деревьями окопы. Рассказывали нам про них. Тогда еще вызывали они смешанные чувства и, как правило, никогда на победных митингах не выпячивали рытьё окопов особым героизмом…

На прошумевшем собрании делегат из Башкирии Вячеслав Ерохин так же горячо призывал собравшихся в зале начать сбор денег на перезахоронение известного чувашского этнографа Комиссарова Г. И. (Гурия Вандера, 1883-1969 г.г.), похороненного в п. Санчурск Кировской области. Родился он в с. Богатырёво Цивильского района, проживал в Казани и Уфе, а последние 15 лет преподавал в техникуме г. Санчурск, на родине жены.

Признаюсь, я о нём почти ничего не знал, пока в этом году случайно не купил на рынке с рук сборник избранных трудов (2014г.). Интересная личность с нелёгкой судьбой! Очень странно, что за последние 30-40 лет своей жизни ничего не написано. Или написано да спрятано? Во всяком случае им написанное достойно уважения и изучения.

Я предложил на собрании отказаться от идеи перезахоронения останков его и жены по многим причинам. Не благодарное это занятие копаться в могилах достойных граждан, души их на небесах и место погребения не имеет значения, лишь некоторые непременно хотят завладеть «раритетом». Сомневаюсь, что они лучше, старательней будут присматривать за перевезёнными останками. Почему же тогда подзабыты, неприглядны могилы известных народных литераторов на городском кладбище?

И ещё. Как воспримут этот вандализм (по-другому не назовёшь!) местные граждане Санчурска, чувашская диаспора? И чем можно оправдать оставленную, опустошённую яму на кладбище, с каким текстом установить новый обелиск, кому и чему кланяться приходящим туда путникам?

Да, мы, а в первую очередь, власть чувашей виновата в отторжении таких людей из памяти народной, предании их забвению. Об этом говорит отказ городских властей назвать одну улицу именем Гурия Вандера. К решению этого вопроса должен подключиться Глава Чувашской Республики. Я же предлагаю отлить три одинаковых бюста (так дешевле!) и установить в с. Богатырёво, на улице имени Гурия Вандера и в п. Санчурск. Я пишу слово Вандер по произношению.

На днях при разговоре об этом активист ЧНК Владимир Тяпкин добавил, что сохранение могилы в Санчурске с обновлением её убранства, организации постоянного ухода за ней имеет огромное значение для сближения граждан России, что она является неким форпостом чувашской нации, расширения границ влияния. Нам, почитателям его трудов следует организовать поездку группы жителей Республики в Кировскую область, посещая места его работы в Казани и Уфе и навести порядок на его могиле совместно с жителями поселка.

Вспомнили мы с Владимиром Геннадьевичем об аналогичном предложении некоторых поэтических деятелей по перезахоронению останков чувашского поэта-революционера Михаила Сеспеля, похороненного в г. Остер на Украине. Конечно же недопустимо трогать и эту могилу поэта-патриота по этим же морально-психологическим и политическим мотивам. Этим поступком мы оскорбим жителей украинского поселения, покажем им   свой эгоистический идиотизм. Я не сомневаюсь, что для многих тамошних русских, украинцев, чуваш образ поэта светится, пусть небольшим пока, но лучиком надежды… Осмелюсь пророчествовать: Сеспель их спасёт, как спасает нас дух монаха Макария!

Более восьмидесяти лет мы, кумашкинцы, ничего не знали о давно жившем монахе, кроме нескольких от руки написанных слов на жести, прибитой к стволу берёзы у его могилы «Здесь под землёй жил преподобный монах Макарий». Не знали, но ухаживали за его могилой.

Два года назад отыскались родственники таинственного монаха из д.Большая Ерыкла Яльчикского района, и мы все обрели новых добрых знакомых, друзей, построили общими усилиями небольшую церковь в честь святого Макария, уже имеется просторный дом для паломников, мечтаем возродить подземные кельи, организовать паломнический туризм… У жителей вымирающей деревни появилось второе дыхание, надежды на будущее. Дальние родственники монаха взяли на себя значительную нагрузку в возведении церкви на кумашкинской земле, а ранее неизвестная им деревня стала родной, что нас радует. Этот примечательный пример должен явиться точкой прекращения упомянутых выше споров.

Мне понравились выступления представителей порецких и красночетайских краеведов Николая Полозина и Дмитрия Кононова о сохранении предметов старины и советской эпохи. Я же добавил, что при музее СССР организована комната советской школы и призываю этим письмом приносить, в том числе за плату, экспонаты из далекого счастливого детства.

Собрание получилось нескучное. Когда председательствующий обратился в зал с призывом «кто хочет еще выступить?», на трибуну, широко улыбаясь по ходу, непривычно поднялся молодой простоватый мужчина с рюкзаком за плечами с видом краеведа-путника и на чувашском языке с сибирским акцентом произнёс пару фраз:

- Анатолий Васильев. Я приехал сюда из далекой чувашской деревни посмотреть на вас и послушать вас. Я очень рад этой встрече…

Этими словами он выразил общую оценку собранию под одобрительные аплодисменты присутствующих. Вроде бы жаль, что не присутствовали чиновники из министерств в этот субботний день, но и без них пообщались натурально, без чопорности. Хотя, по ощущению, некоторые решения всё же надо было принародно принять.

Краевед, директор АНО

«Музеи сельского туризма»                                                     Николай Адёр

 

9 апреля 2021 г.